Священномученик Феодор Поройков

В храме Живоначальной Троицы находится икона священномученика Феодора Поройкова. Он был последним священником в селе Вощажниково в годы Советской власти. За свою веру, нежелание принять обновленчество и протест против закрытия церкви он был арестован, сослан в ГУЛАГ, где и скончался.

Поройков Федор Николаевич родился в 1875 г. в селе Мимошня, Углического уезда, Ярославской губернии в семье священнослужителя. Отец — Николай Стефанович Поройков 1834 г.  Мать — Евдокия Стефановна Свечинская 1835 г.  Многодетная семья из девяти детей, он был был восьмым ребенком.

Когда пришло время получать образование, Фёдор Николаевич поступил в Ярославскую Духовную семинарию, но, по не ясным для нас  обстоятельствам, он ее не окончил, а проучился только два курса.

В 1893 г. Ярославским Епархиальным Училищным Советом Федор Николаевич был назначен на должность учителя церковно-приходской школы села Гуменец Ростовского уезда. Затем, через год,  перемещен на должность учителя пения и псаломщика в село Мало-Богородское Мышкинского уезда.

В начале XX в. женился. В семействе у него жена Фаина Ивановна (Торопова), родилась 29 апреля 1876 г. и четверо детей (Николай 1903 г.р., Иоанн 1905 г.р., Вера 1907 г.р., Лидия 1910 г.р.).

Фаина Поройкова

Фаина Ивановна Торопова

В 1901 г. Федор Николаевич был рукоположен  во диакона к церкви этого села, где состоял членом Благочинного Совета, а в 1913 г. стал священником той же церкви.

А уже в 1914 г. он возвращается в Ростовский уезд, где служит заведующим и Законоучителем Погореловской и Оносовской церковно-приходских школ. Несмотря на то, что священники на селе причислялись к сельской интеллигенции, их жизнь ни чем не отличалась от жизни крестьянина. Из документов известно, что до революции 1917 г. у него имелись две лошади, две коровы и мелкий скот, а также сарай, житница, сельскохозяйственный инвентарь. На момент ареста в графе «хозяйственное положение», где требуется подробно перечислить недвижимое и движимое имущество, постройки, количество земли и скота мы видим запись: «Ничего не имею», что свидетельствует о раскулачивании во время создания колхозов.

Священномученик Феодор Поройков с семьей

Священномученик Феодор Поройков с семьей

На сегодняшний день известно, что протоиерей Феодор начал служить в церкви села Вощажниково в 1934 г., и был в должности благочинного пятого округа. Но обнаруженные в Ростовском архиве документы Борисоглебского райисполкома доказывают нам, что о. Феодор был знаком с Вощажниковым ранее, с 1925 г.

Первый документ — обращение Вощажниковской церковной общины в Вощажниковский с/с с прошением зарегистрировать избранного ими священника Поройкова Феодора Николаевича и допустить его до Богослужения. Прошение датируется 1925 г.

Второй документ — письмо самого о. Феодора, в котором он просит разрешения провести обряд погребения сабуровского священника о. Николая Стратилатова: «В селе Сабурове умер священник отец Николай Стратилатов, мой товарищ, он служил 30 лет в селе. За несколько часов до смерти он просил меня совершить обряд погребения в церкви села Сабурова. Во исполнение его предсмертной просьбы имею смелость просить Вас совершить обряд». Значит, на момент смерти о. Николая Стратилатова (1925 г.), о. Феодор уже служил в Вощажниково.

20-30-е годы XX в. были тяжелыми для верующих и для всей Церкви. Советская власть, не уничтожив веру, делает попытку подорвать ее изнутри. Начинается раскол церкви, который разделяет ее на «тихоновцев» и «обновленцев». Тихоновцы — приверженцы патриарха Тихона, который сурово осудил безбожную власть, а обновленцы — сторонники Живой Церкви, которая была на службе у Советской власти. Центром обновленческого движения в Борисоглебском районе стала церковь в Троице на Бору. Из 52 церквей, действующих тогда в районе, обновленческими стали 19. На тех священнослужителей, которые отказались признавать власть Высшего Церковного Управления (главный орган Живой Церкви) обрушилась вся мощь репрессивной машины. В списке репрессированных в Борисоглебском районе кроме священников находятся также монахи, псаломщики, старосты и члены церковных советов, верующие миряне. Их арестовывали и приговаривали к различным видам наказания: высшей мере наказания, лишению свободы, ссылке.

Отец Феодор не скрывал своих религиозных убеждений и не принял обновленчество. Об этом свидетельствует письмо священника с. Павлова Петра Алексеевича Массальского священнику Троицеборского храма (оба — ярые обновленцы): «Кончаю служение в виду того, что ныне Областная Митрополия дала задание сделать село Павлово центром реакционной Тихоновщины в Борисоглебском районе. Против обновления встречается сильная оппозиция и бойкот. Поройков за свою фашистскую деятельность попал на скамью подсудимых и увел за собой двух членов церковного Совета с. Вощажниково».

В период коллективизации и раскулачивания о. Феодор был арестован, осужден по ст. 58 п. 10 УК РСФСР, получил приговор — 3 года ИТЛ и 1 год ссылки и до 1934 г. находился в заключении, а в 1934 г. он вновь начал служить в церкви села Вощажникова. Вероятно, истинно верующие крестьяне села  просили правящего архиерея в это тяжелое смутное время вернуть им о. Феодора, крепкого, мудрого священника, способного поддержать и укрепить их веру. Из анкеты арестованного Поройкова (допрос 12 октября 1936 г.) известно, что о. Феодора назначил в Вощажниковскую общину Ярославский арихиепископ Павел.

Отец Феодор с матушкой Фаиной

Отец Феодор с матушкой Фаиной

В 1934 году в селе, в котором было три храма (Храм Живоначальной Троицы, храм Рождества Пресвятой Богородицы и храм Преображения Господня), остался действующий один. Отец Феодор делал все возможное, чтобы сохранить последний храм, предотвратить его закрытие.

В сентябре 1936 года советская общественность села Вощажниково в лице учителей местной школы по заданию властей выступила с «инициативой»: закрыть последнюю действующую церковь, а ее здание использовать под складское помещение для организуемой МТС.

Отец Феодор от имени приходского совета написал заявление-протест против закрытия церкви, которое подписали верующие и отправили в Москву. Своими действиями священник навлек на себя репрессии НКВД.

10 октября 1936 г. протоиерей Феодор Поройков был арестован. Все воздвигнутые на него обвинения о. Феодор отверг, не назвал даже адреса своих родных.

Прихожане села Вощажникова 15 октября 1936 года написали заявление в Борисоглебский РИК, в котором просили освободить священника Феодора Поройкова и и.о. псаломщика Елизавету Капитонову.  Их прошение не было удовлетворено. Через какое-то время последний действующий храм был закрыт.

16 января 1937 г. он был осужден Спецколлегией Ярославского областного суда за «антисоветскую агитацию», направленную против колхозного строительства и приговорен к пяти годам ИТЛ. Местом заключения для священника стал Кулойлаг, где протоиерей Феодор и скончался 4 января 1938 г.

Кулойлаг — исправительно-трудовой лагерь, находившийся в Архангельской области с 1937 по 1942 г. Это один из 16 лагерей ГАЛАГа. Он был одним из самых суровых лагерей. Заключенные занимались заготовкой леса. В разное время на лесоповале отрабатывали сроки от десяти до тридцати тысяч заключенных. Среди них был и отец Феодор Поройков.

В 2002 г. научная экспедиция  под руководством игумена Александра, настоятеля Покровского храма Архангельской области, отправились в заброшенный концлагерь, с вышками и ржавой «колючкой» в Пинежское отделение Кулойского исправительно-трудового лагеря. Экспедицией обнаружен заброшенный ров с останками заключенных трудового лагеря.

Протоиерей Феодор Поройков был реабилитирован 26.01.1996 г.

Канонизирован Архииерейским Собором Русской Православной Церкви 13-16 августа 2000 г.

img_20160920_095836_5cs

Икона священномученика Феодора Поройкова

Дни памяти:

Собор новомучеников и исповедников Российских — первое воскресение, начиная от 25.01 СтСт/07.02 НовСт

День мученической кончины (1938 г.) — 22.12 СтСт/04.01 НовСт